indraja: (ožka)
Похоже, что действительно отличаются ночной и дневной мир. Или прохладный, пасмурный – от жаркого солнечного. Не только тем, что они разные, но и тем, что в тёплом-светлом мире у меня не получается рассказывать про прохладный-сумеречный (а наоборот сколько-то можно). По вечерам видны дивные вещи и приходят дивные настроения, а записать... вставать утром скоро надо будет, или уже и не дошла до компа. Ещё с той поры, когда начала побольше жить в интернете, знаю сайт на литовском для ночных разговоров. Писала туда наверно только один раз, но с радостным удивлением вижу, что страница всё ещё жива. В ней пишут «Это место предназначается для сов. Вернитесь сюда после 20:58, когда сядет солнце». (Обн.: Вот сайт раскрылся... (Но солнце пока не село. Они часы не перевели :) ). Удивительно, насколько правильная мысль, чтоб ночные мечты и вздохи были только ночными. (А днём можно сходить по ссылкам и почитать «Маленького принца», или стихи Марцелиюса Мартинайтиса).
Но теперь очень особое время самых краткий ночей, и сказать про то надо бы. Чтоб было. Возможно, выпадет такой вечер...
indraja: (sidabrinis klevas)
Сегодня я видела первые зелёные листики.
Эти стихи тут были восемь лет назад, но пусть будут ещё.
Да, слушать важно.

Жертвоприношение
Стихи: Марцелиюс Мартинайтис, музыка и поёт: Витаутас Кярнагис


неподстрочник... )

Marcelijus Martinaitis
Aukojimas


Už tuos, kuriems... )
indraja: (Default)
Marcelijus Martinaitis
„Tylintys tekstai: Užrašai iš raudonojo sąsiuvinio, 1971–2001“


1974.12.23
Reikia rašyti tai, ką jauti, ką žinai ir supranti. Jie neleis, uždraus, persekios. Bet jie bijos žinodami, kad tai yra, ką uždraudžia ir persekioja, kad ne jų jėgoms tai sunaikinti...

1978.03.15
Nelaimė gyventi valstybėje, kurioje tironija tampa jos gyventojų moraline norma.

1978.04.08
Po baisių laikų atėjo labai nešvarus metas.

1985.01.07
Ši karta jau gimsta pavargusi nuo sovietijos.

1989
Baisus gyvenimas (pokaris) būna ir didingas, nes su krauju trykšta ir poezija.

1991.01.11
Mūsų kūriniams dažnai daugiau prasmės suteikia jų parašymo ar paskelbimo data, o tai kartais būna svarbiau nei talentas.

1991.01.15
Sausio 13-osios naktį Lietuva prarado baimę.
Tą naktį mes visi tapome pažįstami.

Марцелиюс Мартинайтис
«Безмолвные тексты: Записи из красной тетради, 1971–2001»


23.12.1974
Надо писать то, что чувствуешь, что знаешь и понимаешь. Они не позволят, запретят, будут преследовать. Но они будут бояться при знании, что это существует, то что запрещают и преследуют, что не в их силах это уничтожить...

15.03.1978
Несчастье жить в государстве, в котором тирания становится моральной нормой его жителей.

08.04.1978
После страшных времён пришла очень нечистая пора.

07.01.1985
Это поколение уже рождается уставшим от советии.

1989
Страшная жизнь (после войны) бывает также величественная, потому что вместе с кровью брызжет поэзия.

11.01.1991
Часто больше смысла нашим произведениям придаёт дата их написания или опубликования, а это иногда бывает важнее, чем талант.

15.01.1991
Ночью 13-ого января Литва потеряла страх.
Той ночью мы все стали знакомыми.
indraja: (Default)
Neatstoja šis eilėraštis nuo manęs jau nuo lapkričio pradžios, o vertimo neturiu. Ir ar sugebėtų išversti, išsaugodami itin subtilius persipynimus ir perėjimus? Kai kurie perskaitys originalą (dar besimokantiems – kirčių vietos!), kitiems žemiau – pažodinis vertimas.

Marcelijus Martinaitis

Per lietų


Kad tavo rankas įsiminčiau, tu glostyk mane tarsi aklą,
kaip miegantį radus miške prie sukilėlių laužo...
Lyg vainikuotum mane – šiltos rankos ant kaklo
prieš kelią, prieš mirtį ar prieš suėmimą išaugus?

Šypsokis lengvai, kol sunku – kas bus, kai bus lengva,
kai mėlynais bėgiais manęs nereikės išlydėti?..
Painų gyvenimą šnabžda lietus man už lango,
ar tyliai tėvynės žodžius tu sakai man per lietų?

< 1981

Ходит за мной это стихотворение с начала ноября, а перевода у меня нет. И сумели ли бы перевести так, чтобы не испортить эти тончайшие переплетения и переходы? Некоторые прочтут оригинал. Если только учитесь – там обозначены места ударений, если слог краткий – так (кодировка шрифта с настоящими ударениями не понимает, и это очень облегчило мою задачу! Литовцы не разбираются в собственных ударениях без специального высшего образования :) ). А здесь почти подстрочник (обычно „lietus“ на русском – это «дождь», а тут, думаю, «ливень»).

Марцелиюс Мартинайтис

В ливень


Чтобы твои руки запомнил, ты гладь меня словно слепого,
как будто спящего нашла в лесу у костра у повстанцев...
Как будто венчаешь меня – на шее тёплые руки
к дороге, иль к смерти, или к аресту после того, как вырасту?

Улыбайся легко, пока трудно – что будет, когда будет легко,
когда по синим рельсам меня не понадобится провожать?..
Путаную жизнь шепчет мне ливень за окном,
или тихо отчизны слова ты говоришь мне в ливень?

< 1981
indraja: (Default)
Marcelijus Martinaitis

Jeigu aš medis, kurį kada nors nukirs,
iš manęs nedarykit tvorų,
nesupjaukite malkoms.

Iš manęs padarykite lieptą,
duris arba slenkstį,
ties kuriuo pasisveikina.

<1981

Марцелиюс Мартинайтис, перевод Георгия Ефремова

Если я дерево, которое срубят,–
вы не делайте из меня
поленьев и кольев.

Лучше сделайте мост через речку,
калитку или порог,
над которым встречаются руки.

<1981
indraja: (sidabrinis klevas)
Marcelijus Martinaitis
Aukojimas


Už tuos, kuriems... )
Vytauto Kernagio daina – ten. „Akustinis“: „Aukojimas“.


Марцелиюс Мартинайтис, перевод Давида Самойлова
Жертва


За тех, кому... )
Это можно услышать. Там надо найти альбом „Akustinis“ и песню „Aukojimas“.
Ага, Витаутас Кернагис. Много песен.

Обн. Мой подстрочник )
indraja: (Default)
Net gėda prisipažinti, bet „Kukučio baladės“ man pirmąsyk iš tiesų patiko išverstos Georgijaus Jefremovo.

Marcelijus Martinaitis
Paskutinė Kukučio diena


Kai atėjo Kukučiui paskutinioji,
jis ėmė galvoti:
koks aš laimingas,
kad gyvas
sulaukiau savo mirties,
kad mirštu štai
be jokios prievartos –
pats iš savęs,
gyvas sulaukęs
savo dienos paskutinės.

O galėjo iš lėto marinti,
paslapčiom,
neįspėję nušauti mane,
kad iki šiolei
taip ir nebūčiau žinojęs,
jog manęs jau nėra.

1981

Даже сознаваться совестно, но «Баллады Кукутиса» впервые мне по-настоящему понравились в переводах Г. Ефремова.

Марцелиюс Мартинайтис, перевод Георгия Ефремова
Последний день Кукутиса


Как пришло Кукутису умирать,
стал он думать:
все-таки я счастливый,
я ведь дожил
до собственной смерти
и вот умираю
без всякого принужденья,—
сам по себе,
жил и дожил,
и смерти дождался.

А могли бы годами терзать
или вдруг расстрелять,
даже и не окликнув,—
я до сих пор
не узнал бы,
что меня уже нет.

1981
indraja: (laumutė)
Vytautas Kernagis (1951 – 2008)


Ačiū...

Кто он был. Текст 1987 года – а потом ведь ещё были песни, которым не могли препятствовать никакие каменные стены.
Daina (и два перевода).
Page generated Sep. 19th, 2017 17:13
Powered by Dreamwidth Studios